Интеллектуальная собственность - правовой институт?

Описание: Интеллектуальная собственность - правовой институт? Лекцию читает Даниил Горбатенко.
Распечатка (до 22-й минуты, далее идет дискуссия):

Я надеюсь, что вам будет интересно, хотя это в принципе аванс посмотрим, будет это ли это интересно или нет. Действительно проблема с интеллектуальной собственностью с точки зрения либертарно-юридической теории, безусловно, есть и она следующего свойства. Даже вот интуитивно, если смотреть на интеллектуальную собственность, становится понятно, что это достаточно серьезное полномочие у некоторых субъектов, которое в российском законодательстве называются правообладателям вмешиваться в деятельность других людей.

А если как бы переходить уже к сути дела, то надо начать немножко из далека. Согласно либертарно-юридической теории и взглядам, которые я разделяю, право это в общем то выражение индивидуальной свободы. Соответственно с точки зрения либертарно-юридической теории и с моей точки зрения тоже, собственность, то есть право людей присваивать физические объекты определенные она существует не просто так, она существует, для чтобы эту свободу обеспечивать. Как писали и хорошо показали Хайек и Мизес например, в обществе не возможно поддержание свободы без наличия в обществе права частной собственности.

Почему это так? Вот представьте себе вот существуют, например, свобода слова и какой прок от существования свободы слова, если все, например, все передающее оборудование, все печатное оборудование и так далее, вся бумага все принадлежит, например, государству. Какой прок от наличия просто свободы слова в таком конкретном случае. Очевидно, что прока не очень много. Или, например, какой прок от экономической свободы от свободы делать все, что можно, если все средства производства принадлежат государству. Пожалуйста, в таком обществе человек будет свободен умереть с голоду, грубо говоря.

Соответственно понятно, что и с точки зрения аналитической, опять же если нету в обществе частной собственности, то политический порядок и основные институты, наверное, недолго просуществуют, потому что люди банально будет слишком зависимы от государства и соответственно свобода не удержится. Это одно из объяснений того, почему режимы типа гитлеровского или советского стали такой страшной диктатурой, потому что, в общем, то в их руках были сосредоточены как минимум все командные высоты в экономике. То есть, грубо говоря, крупная собственность, да и средняя тоже она в общем, была сосредоточена у них, поэтому там и речи о каких-либо политических свободах не шло.

Собственно резюмирую предназначение собственности частной на имущество, оно состоит в том, чтобы обеспечивать индивидуальную свободу в обществе. Здесь следует оговорится и очень важную вещь сказать которую либертарианцы не всегда признают. Право частной собственности на имущество, надо признать это ограничивает свободу людей, потому что если мне принадлежит право собственности на, например, автомобиль это ограничивает свободу других людей, на какие то действия в отношении купленного автомобиля и т.д. Но что важно сказать, что без наличия частной собственности, которое да ограничивает свободу, но без наличия этого феномена было бы еще хуже. То есть было бы еще меньше свободы в обществе, чем условно говоря, ее количество. Хотя конечно говорить про количество свободы это конечно грубо сказано, потому что измерить количество свободы очень сложно и практически невозможно.

Значит теперь, что такое интеллектуальная собственность. Интеллектуальная собственность это в отличие от собственности на имущество это право не на некий существующий вместе с физическим объектом, ограниченным в пространстве как, например, тем же автомобилем это некое имущественное право и неимущественное тоже это комплекс прав связанный с интеллектуальным объектом. То есть ну если в случае копирайта это права связанные с неким произведением, неважно это может быть литературное произведение, это может быть фонограмма, это может быть много чего еще, это может быть компьютерная программа и так далее. Потом среди объектов интеллектуальной собственности, так же есть так называемая промышленная интеллектуальная собственность это изобретения, промышленные образцы, полезные модели. Третий тип объектов интеллектуальной собственности это так называемые товарные знаки и знаки обозначения, места происхождения товаров, т.е. грубо говоря, например, в законодательстве Евросоюза нельзя называть игристое вино шампанским, если оно не происходит, не было сделано в провинции Шампань. Если это игристое вино, сделанное из винограда в Крыму или в Италии то его нельзя называть шампанским по законодательству Евросоюза, потому что так защищается этот тип интеллектуальной собственности.

Что общего у всех этих типов объектов? У них понятно много различий на самом деле, но общее у них то, что это не некий физический объект и как я покажу далее это имеет ключевое значение. Я не буду рассматривать все возможные объекты интеллектуальной собственности, я покажу это на примере копирайта, ну т.е. на примере произведений потому что с моей точки зрения этически и как бы с юридической точки зрения наиболее сложный вопрос представляет именно объекты авторских прав. Потому что с монополией с патентами, там гораздо сложнее даже с этической точки зрения доказать право изобретателя, например, или кото еще запрещать другим использовать свободно его изобретение. А вот с копирайтом возникает проблема, потому что люди смотрят на копирайт и вообще считается как бы оно само собой разумеющееся вот эта теория moral ... Как это можно перевести? С точки зрения теория о том, что кто-то заслужил какое то право. Эта теория она популярна, в том числе даже среди либертарианцев. Вот Сережа Сазонов у нас здесь в аудитории представляет объективизм рэндианства. В среде рэндианцев грубо говоря, считают что изобретатель он также как и кто создал некий физический объект, грубо говоря ну не знаю, построил дом может, что-то еще, он заслужил, он создал некую ценность и заслуживает как бы блага от нее, доходы от неё. Пусть Сережа вам скажет, если я исказил аргументацию он потом вам может рассказать.

Переходя уже собственно к сути дела, таргетируйте внимание и учитывайте в дальнейшем, что собственность нужна, не просто, так как таковая, а именно для обеспечения свободы, т.е. есть некое имущественное право. Потому что понятно, что интеллектуальная собственность это всё-таки не собственность то похожее, условно это попытка распространить конструкцию собственности на интеллектуальные на информационные объекты, но это не собственность в чистом виде. Но тем не менее, если некий такой инструмент перестает играть роль, перестает выполнять функцию обеспечения свободы и начинает наоборот еще больше ограничивать, чем было без него, то это с либертарианской-юридической теории не правовой институт. Я постараюсь показать, что вот из утверждения, о том, что вот собственность она возможна на такие ограниченные в пространстве физические объекты, а интеллектуальная собственность это право на информационные ну и интеллектуальные объекты. Я покажу что из этого следует и как из этого следует, что интеллектуальная собственность больше ограничивает, скажем так, эффект от наличия в обществе интеллектуальной собственности приводит к тому, что она в большей степени ограничивает свободу, чем это ограничение было бы без нее. Это такой сложный интеллектуальный клубок рассуждений, тем не менее, лучше сказать я не могу.

Перейдем к делу. Давайте рассмотрим на двух простых примерах – собственности на физический объект, ну не нравится автомобиль пусть будет автомобиль и собственности интеллектуальной на копирайте на какое то произведение, пусть это будет какая-нибудь книга.

Начнем с собственности на автомобиль, что такое собственность на автомобиль, что она дает? Она дает возможность собственнику защищать вот этот самый автомобиль от посягательств третьих лиц, но от посягательств третьих лиц определенного рода, т.е. от физических посягательств на него. Что это означает? Это означает и вот это очень важный тезис, который я попросил бы вас тоже запомнить, это собственно ключевая вещь. Собственность на такие физические объекты типа автомобиля она позволяет собственнику, защищать автомобиль от изменения его скажем так «объективных свойств».

Что я под этим имею ввиду под «объективными свойствами»? Понятно, что слово «объективный» с точки зрения философской, что это означает, но тем не менее. Есть простые как бы ситуации, когда понятно, что право собственника нарушено. Грубо говоря, кто то взял и топором по этому автомобилю рванул или поджег его или еще, что-то. А вот допустим, если человек его взял и перекрасил, с такой точки зрения ущерба прямого автомобилю в объективном смысле ущерба его полезным свойствам не было нанесено. Но объективные свойства автомобиля, т.е. свойства, не зависящие ни от воли конкретного его хозяина ни от его оценок, ни от оценок других людей эти свойства не изменились. Этот автомобиль допустим из белого стал зеленым это условно можно назвать некоторым изменением объективных свойств автомобиля. И вот я утверждаю, что право собственности на физические объекты оно защищает от посягательств третьих лиц связанных с изменением таких объективных свойств. То есть, грубо говоря, оно например не защищает от того, что я могу в газете написать, что: «У Иванова отвратительный и ужасный и вообще развалюха, колымага автомобиль». Я могу это написать и вот от такого рода посягательств со стороны третьих лиц, собственность на физический объект не защищает.

Теперь перейдем к интеллектуальной собственности. Вот человек написал книгу, допустим, поставил на ней знак копирайт – «© Иванов». Что ему с точки зрения современного законодательства дает вот это действие? Это действие дает ему возможность вмешиваться в использование вот этого вот информационного объекта третьими лицами.

Вмешиваться каким образом? Во-первых, без согласия вот этого автора ну или другого правообладателя может быть издательства невозможна, например публикация или в случае с книгой публикация без разрешения автора или без разрешения правообладателя невозможно. Так же при извлечении доходов авторам должны выплачиваться отчисления. То есть по сути, что позволяет делать, в чем ключевое отличие здесь интеллектуальной собственности от собственности на физический объект. Она состоит в том что, как я сказал по поводу автомобиля, в случае с автомобилем защищается некоторые независящий от оценок других людей и от оценок самого собственника свойства объекта.

С точки же зрения интеллектуальной же собственности она защищает как раз противоположное, она защищает те свойства объекта вот этого информационного. Потому что у информационных объектов и здесь я небольшое отступление сделаю, у них есть свойства, которые их в каком-то смысле ровняет их с публичными благами, по крайне мере в определении это свойство называется несоперничество в потреблении.

Это свойство означает что, сколько бы человек и как часто не использовали некий информационный продукт, грубо говоря, меньше его вот эти объективные свойства, независящие от оценки других людей они никак не меняются. Сколько бы человек не прочитал книгу от этого эта книга не перестанет существовать, никак не уменьшится в размерах, никак не потеряет ничего. И будет все та же книга, сколько бы народу ее не читала это очень важно. То есть защищать, как бы объективные свойства информационных объектов не нужно, потому что от употребления они в общем то никак не изменяются. Поэтому, что остается, защита собственно вот этих самых свойств основанных на оценке, как собственника, так и других людей. Вот по оценке собственника можно привести пример. Человек допустим, не хочет, что бы его ну это легче не на примере книги, а на примере песни показать. Да вот человек записал какую-нибудь песню, а ее хотят исполнить в Москве какие то люди. И если копирайт как бы есть, то у автора есть возможность запретить исполнение этой песни публично. Вот здесь мы переходим уже в царство оценки. От исполнения песни никакого ущерба песни как таковой не будет и объективным свойствам, но будет ущерб оценки автора. Автору не нравится, не хочется, чтобы она исполнялась этими людьми ему как бы от этого не приятно и соответственно вот что защищается.

Плюс вторая вещь, которая защищается это поток доходов от использования этого произведения. Этот поток он тоже зависит от оценок людей, т.е. это не некое объективное свойство объекта, это в общем атрибут того, что он выпускается в социальный оборот. И что собственно следует вот из этого фундаментального различия между тем, что защищается с одной стороны собственностью на обычное имущество, а что с другой стороны защищается интеллектуальной собственностью.

В случае с автомобилем, да собственность человека на автомобиль ограничивает свободу других людей, но она ограничивает ее в достаточно узком объеме. То есть, грубого говоря, как бы большинство людей спокойно могут прожить без того, чтобы не рубить этот автомобиль не угонять его и так далее. И он как бы занимает не очень много пространства, грубо говоря, и как бы не очень сильно ограничивает свободу.

В случае же с интеллектуальной собственностью, поскольку это мы переходим в царство оценочных суждений, да т.е. что собственнику нравится по поводу того как используется его произведение, какие там доходы извлекать. Тем более не забудем про такую вещь как public choice, т.е. авторы постоянно лоббируют расширение полномочий вот этих интеллектуальных собственников и так далее, т.е. здесь, по сути, получается лицензия собственниками интеллектуальных, вмешательство в очень широкий круг действий очень широкого числа субъектов по поводу использования своих произведений. Причем чем более популярен некий информационный продукт, тем больше расширяется сфера вот этого вмешательства со стороны вот этого правообладателя. То есть, в общем то, что я здесь хотел показать состоит в следующем, что как-то логически вот абсолютно доказать, что интеллектуальная собственность она категорически не знаю отлично от природы обычной собственности и раз и навсегда сказать это не возможно, т.е. все равно некое оценочное суждение присутствует. Что в одном случае ограничение свободу нужно для поддержания этой самой свободы, а в другом это явно как бы непропорциональное ограничение свободы людей. Я надеюсь, что я хотя бы как бы наметил путь, как это показать, хотя бы в каком-то смысле убедительно это рассказал.

Теперь прежде чем закончить я еще отвечу на одно возражение, которое привел Фарид в прошлый раз, когда мы с ним обсуждали, он сказал что, по сути, по поводу копирайта. Он сказал, что в современных условиях положения о копирайте, которые содержаться в законодательстве, можно считать общими условиями договоров о приобретении копий произведений. Проблема здесь состоит в том, что это проблема двоякого рода. Во-первых, точнее троякого рода, во-первых, конечно в законодательстве это не сформулировано как общие условия договоров, а сформулировано как общие предписательные или запретительные нормы без ссылки на какие-либо договоры, это раз.

Более важная вещь эти нормы, если бы это было общими условиями договора оно не могло бы распространяться на третьих лиц, т.е. понятно оно бы, допустим, распространялось на тех, кто заключает с авторами договоры о приобретении защищенных копирайтом произведений, но она не распространялось бы на последующих получателей этих копий. То есть последующих пользователей, которые никакого договора с автором не заключали. Это вторая вещь.

Третья вещь, которую я утверждаю, что к содержанию права и в том числе к содержанию договоров нельзя подходить с позитивистской, с легистской точки зрения. То есть, грубо говоря, надо смотреть не на то, что вот там какой, то договор еще ссылается на еще какой-то огромный текст, а смотреть еще на содержание и волю сторон. Я беру на себя смелость утверждать здесь, что воля большинства приобретателей, копий произведений не направлена и никоим образом не учитывает такую вещь как копирайт. Почему? Потому что эти люди, в общем, то прекрасно знают, что копирайт не копирайт, а все равно как бы произведение тем самым копирайтом по закону защищены. Тут поставим простой эксперимент.

Подумайте, что бы было, если бы законодательного установления копирайта не было. Сколько бы авторов смогло бы заключить с приобретателями копий своих произведений договоры, которые бы устанавливали вот такой режим копирайта, который есть сейчас. Я абсолютно уверен, что эта практика была бы очень узкой, т.е. в любом случае как бы большинство людей просто отказывались бы защищать, а также заключать такие договоры и авторам приходилось бы отказываться от копирайта и защищать себя каким-то другим образом.

Поэтому я хочу сказать, что в случае с копирайтом возможно указание в законе какого-то дефолтного договорного режима. Но это должно быть, чтобы это был правовой феномен, это должно быть указано следующим образом. Там должно беспринципно содержаться, что это общие условия договора, только если автор и покупатель копий не договорились об ином. Второе это не должно никоим образом распространяться тогда на тех, кто не заключал договоров с авторами, потому что фундаментальный правовой принцип состоит в том, что договором стороны не могут обозвать третьих лиц. Ну вот собственно все, что я хотел сказать.